Сказочка «Отзвуки лютых времён» - СПб Центр НЛП

Сказочка «Отзвуки лютых времён»
Автор: Наталья Сковорода
НЛП-Мастер, гипнолог
В мире достаточно много сказочек о жестокости, чтобы освободить место для сказочки о великом прощении. Принимая с благодарностью и уважением последствия давних испытаний войнами, ныне живущие могут создавать светлое будущее для себя и своих потомков.
    Беззвучный плач, молящий о милости, взывает ко мне,
    Не позволяет мне жить спокойно, проникает насквозь.
    Беззвучный крик о помощи... что я могу сделать?
    [Harri Lake — This Voiceless Cry]


      Когда-то, давным-давно, жестокие войны терзали землю Китая, не давая покоя ни живым, ни мёртвым. Мужчины уходили и умирали, оставляя свои семьи в голоде и нищете. Женщины вытягивали на себе слишком много тяжёлой работы и становились подобны мужчинам в грубости. Старики плакали от бессилия и отчаяния. Дети прятались и болезненно затихали. Многих тогда выкосило смертью. Глухой гнев и невыносимое горе продолжали властвовать слишком долго, чтобы продолжать говорить об этом и сейчас. Выжили те, кто верил в жизнь.

      Шли годы, дети тех горьких событий становились старше. Некоторые из них исповедовали учение о силе родовых связей и важности прощения. На окраине одной из полуразрушенных деревень они построили дзен-буддистский храм. Маленький, больше похожий на открытую беседку. Суть этого храма заключалась в музыкальной подвеске. Серебряные палочки мелодично звенели на ветру, творя молитву о прощении и благословении. Потерянные души погибших слышали нежный молитвенный перезвон и отовсюду стекались к источнику звука, чтобы найтись и обрести покой.

      Вскоре неупокоенных душ собрались сотни и тысячи, их приток невозможно было остановить. Их было так много, что поднялся сильный ветер, подобный морской буре. Каждая душа требовала внимания к себе, каждая на свой лад умоляла: «Ты же не оставишь меня здесь, нет?». И получала ответ: «Нет, я не оставлю тебя. Да, я возьму тебя с собой». Чутко настроенная музыкальная подвеска сопровождала души в те потусторонние миры, которые были им предназначены. По одной. У неё не было ни единого шанса перевести все души разом.

      Нежная музыкальная подвеска и устрашающая буря из шепчущих, плачущих, стенающих, ревущих голосов. Голосов тех, кто потерял себя в нигде, не смог найти свой путь на другую сторону. Трудно представить, каково было скромной подвеске встретиться с такой опрокидывающей мощью. Ниточки, на которых были подвешены серебряные палочки, были натянуты до предела. Когда они перетирались, их меняли, и после минутной передышки всё начиналось сначала. Мгновения растягивались в годы. Казалось, что этот путь ведёт в никуда.

      В моменты сомнений подвеска спрашивала себя о своём желании жить — жить такой жизнью, лицом к лицу с картинами жестоких смертей из забытого прошлого. Всё, что у неё было — это ниточки, серебряные столбики, почётное место в храме. Она играла музыку ветра и провожала души в другие миры. Неустанно, как умела. Потому что верила, что это правильно для неё. Так правильно, потому что она — проводник и луч света, во имя гармонии всех миров и величайшего примирения. Да, для неё — луча света в едином переплетении — так и должно быть. Чутко настраиваться на каждого. Слышать и направлять мечущиеся души. Во имя гармонии всех миров...

      Поселенцы, заметив «природный феномен» постоянного движения воздушной реки, поставили мельницу неподалёку от маленького храма. С тех пор ветра нашли себе занятие, вращать тяжелые мельничные лопасти. Ведь как говорят — перемелется, мука будет. Осадок прошлого постепенно перемалывался в муку, проходя сквозь каменные жернова. Так погибшие благословляли выживших, помогали им.

      Для музыкальной подвески появление мельницы обернулось настоящим освобождением, потому что на смену истощённой усталости пришли лёгкость и любопытство. Она продолжала провожать души в разные миры и в этих мирах знакомилась с гармонией во всех её проявлениях. И снова серебряные палочки зазвенели на ветру мелодично, творя молитву о прощении и благословении. Потерянные души неведомым образом слышали нежный молитвенный перезвон — и погибшие, и потерявший свой путь выжившие. Они отовсюду стекались к источнику гармонии и примирения, чтобы найти себя и обрести долгожданное утешение.